Еще недавно правительство отчиталось об успешном выполнении положений майского указа Путина о повышении России в рейтинге ведения бизнеса.

Как государство малый и средний бизнес за нос водит

Как государство малый и средний бизнес за нос водит
Еще недавно правительство отчиталось об успешном выполнении положений майского указа Путина о повышении России в рейтинге ведения бизнеса. Россия не достигнет целевого уровня 20 места, но сам скачок на 80 позиций с момента принятия майского указа говорит о том, что положение дел в сфере ведения бизнеса в России должно было улучшиться. И если это так, то прямым доказательством выступает рост деловой активности — от малого и среднего бизнеса до крупного корпоративного. Однако здесь мы сталкиваемся с данными Счетной палаты, которые говорят, что за последние 6 лет количество занятого населения в сфере субъектов МСП сократилось на 3,2 млн рабочих мест, хотя неформальный сектор растет.

Но если Россия улучшила бизнес-климат, раз она поднялась в мировых рейтингах, то бизнес должен был стать более открытым, но этого не произошло. Напротив, он ушел еще больше в тень. Выходит, что бумажные рейтинги — это одно, а реальность показывает совершенно обратные процессы.


О МАЛОМ БИЗНЕСЕ

Малый бизнес в России превращен в фантом. На рынке действуют фирмы-однодневки и те, кто функционирует только на бумаге. Благодаря этому статистика по числу субъектов малого и среднего бизнеса (МСБ) растет. Но численность занятых в малом бизнесе сокращается, что только доказывает, что малый бизнес в России официальный — это фикция, а реальный все больше предпочитает уходить в тень от всевидящего ока чиновников и силовых структур. За 6 лет число субъектов МСБ выросло на 26% (с 4,6 до 5,8 млн), а численность занятых сократилась с 19 млн до 15,8 млн.

В 2016 году число ликвидированных предприятий превысило вновь созданные (рис. 1). Учитывая экономическую ситуацию на рынке, такая картина не вызывает удивления. Бизнес сталкивается с падением платежеспособного спроса населения на фоне сокращения реальных доходов.

Рис. 1. Рождаемость и ликвидация организаций на 1000 ед. (по данным Росстата)

Согласно статистике Росстата 39% всего малого бизнеса — это торговля (рис. 2). В основном эта мелкие магазинчики, в том числе и интернет. Для них последние годы были осложнены девальвационным шоком, когда курс рубля в два раза упал по отношению к доллару. Ударом стало сокращение спроса среди населения, а также рост операционных расходов — на электроэнергию, аренду и оплату нового торгового сбора на территории городов федерального значения. Новым испытанием для торговых точек стали поправки в ФЗ № 54 «О применении контрольно-кассовой техники», который поставил под угрозу региональных малых предпринимателей, не способных обеспечить его выполнение, и создал условия для развития крупных торговых сетей.

21% малых предприятий относится к сфере обрабатывающей промышленности. Они испытывали проблемы с инвестициями в основной капитал, поскольку стоимость кредитов резко выросла из-за повышения ключевой ставки ЦБ. На них так же негативно повлияли девальвация и падение спроса.

7% малого бизнеса приходится на транспорт и связь. Для этого сектора главным вызовом стало введение платы на большегрузы по системе Платон. В результате этой меры часть перевозчиков была вынуждена уйти с рынка, не выдержав жесткой ценовой конкуренции. Возросшие в последние годы ставки акцизов на топливо также ударили по малому бизнесу в секторе транспорта, оказав влияние и на другие отрасли, зависимые от транспортных услуг.

Рис. 2. Отраслевая структура предприятий малого бизнеса, 2015 г. (по данным Росстата)

Статистически еще можно создавать видимость развития малого бизнеса и утверждать, что бизнес устойчив, поскольку растет число созданных предприятий. Однако новые предприятия — это зачастую перерегистрация старых, которые стремятся попасть под налоговые каникулы, а также избежать проверок. Кроме того, предприятия МСП ответили на глупость чиновничества своей хитростью: распустили персонал, превратив его в ИП-шки. Так число МСП якобы увеличилось, но число фиктивное. В российских городах уже сложно скрыть проблемы на фоне роста пустующих арендных площадей. Малый бизнес старается занимать те ниши, которые будут востребованы — это торговля и общепит, в то время как остальные чреваты высокими рисками. Если на Западе малый бизнес продвигает науку и инновации, то в России он максимально далек от этих секторов. Он же уходит в тень, избегая налогов на фоне низкой рентабельности. Часть малого бизнеса с этой целью переходит в Интернет, экономя на аренде.

Иными словами, малый бизнес приспосабливается к российским государственным новациям, примеряя на себя стратегию выживания, пока крупный бизнес, в первую очередь ТЭК, получает все сливки государственного бюджета. Согласно данным Бориса Титова около 22 млн россиян являются незарегистрированными предпринимателями, то есть не платят налоги, пенсионные отчисления. Уход в тень, таким образом, становится вынужденной мерой малого бизнеса, заинтересованного в самосохранении. Ведь пока власть рассуждает о том, что прогрессивное налогообложение, которое затронуло бы людей состоятельных из сферы купного бизнеса, вводить не стоит, Министерство финансов продолжает латать дыры бюджета за счет всех россиян через введение новых сборов, налогов, нововведений в законодательство, неразумную экономическую политику.


ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОДДЕРЖКА

Первые лица государства уже неоднократно в своих выступлениях объявляли о приоритетности поддержки малого и среднего бизнеса. Для этих целей функционирует банк МСПБ, предоставляются льготные кредиты, реализуются государственные программы поддержки. Но эффективность, да фактически неработоспособность, государственной программы признали низкой даже аудиторы Счетной палаты. Согласно аудиторскому заключению в 2016 году получить помощь от государства в рамках плана смог лишь 1% субъектов малого и среднего бизнеса, в то время как годом ранее охват был в четыре раза шире. Часть денег, согласно заключению Счетной палаты, ушла на «распилы». Дошедшие до малого бизнеса средства также не лишены коррупционной составляющей, то есть реально господдержку получили менее чем 1% малого и среднего бизнеса. Аудиторы выявили такие коррупционные схемы получения государственной помощи, как:

— дробление фирм и финансирование разных организаций, принадлежащих одному и тому же лицу. Например, в Калужской области вся финансовая поддержка ушла четырем ООО, соучредителем которых является одно и то же физическое лицо;

— создание фирм-однодневок для получения государственной поддержки. В Брянской области из 60 юрлиц, получивших поддержку, 22 организации были зарегистрированы непосредственно перед получением помощи;

— предоставление поддержки ежегодно одним и тем же субъектам МСБ.

Неэффективной по заключению аудиторов стала и информационная поддержка, так как созданные сайты не имеют актуальной информации, государственная политика в этой сфере нескоординирована.

Отдельной мерой поддержки выступает доведение доли малого бизнеса в госзакупках до установленной квоты. В июне 2016 года была принята стратегия развития МСБ до 2030 года. Согласно стратегии должно производиться постепенное наращивание обязательной квоты на закупки у субъектов малого и среднего предпринимательства. Сейчас госкомпании должны отдавать 10% заказов малому и среднему бизнесу на спецторгах (закупки до 200 млн руб., то есть прямые закупки у МСБ) и 18% — от общего объема заказов. С 2018 года доля прямых закупок увеличится до 15 и 25% от общего объема. В 2016 году этот показатель был достигнут, однако препятствий для малого бизнеса в этой сфере множество. Как отмечает «Опора России», среди главных проблем, с которыми сталкивается малый бизнес при участии в госторгах, необходимость прохождения добровольной сертификации, при том, что стоимость такой услуги может доходить до 1,5 млн руб.

Крайне злободневна и проблема ценового демпинга. В ряде отраслей снижение цены контракта составляет 60%, но критерий цены выступает приоритетным и контракт уходит часто фирмам, профессиональные кадры которых не подготовлены для его исполнения. Запутанным остается вопрос о получении лицензии на допуск к государственной тайне — сохраняется противоречие в правилах, регламентирующих порядок получения таких лицензий. К этому стоит добавить и то, что заказы получают «свои» организации. Да и не для всех участников требования предоставления банковской гарантии на сумму от 5 до 30% начальной цены контракта либо перечисления своих или кредитных средств на счет заказчика является выполнимым.

Объемы государственной помощи, исчисляемые поддержкой всего 1% субъектов, недостаточны для задач реального, а не бумажного роста малого бизнеса и диверсификации экономики.


ПРОБЛЕМЫ МАЛОГО БИЗНЕСА

Главных проблем в России в сфере взаимодействия малого бизнеса и государства две — это дефицит государственной поддержки и государственные барьеры, включая рэкет, осуществляемый как силовыми ведомствами, так и кабинетными чиновниками.

От государства малый бизнес просил бы не так много — доступные кредиты, что определяется ключевой ставкой ЦБ, и доступ к системе государственных закупок. На это государство официально выделило квоту, однако, как показывает практика, нередко итоги торгов, как и политических выборов, уже предопределены до момента их начала. Согласно опросу НАФИ, проведенному в марте 2016 года, 65% субъектов МСБ вообще не планирует в будущем участвовать в госзакупках во многом из-за непрозрачности процедур и высоких административных барьеров. Льготное кредитование малого бизнеса, под которое создано несколько институтов (АО «Корпорация МСП» и АО «МСП Банк»), не покрывает всех потребностей бизнеса. И если в структуре ВВП доля малого и среднего бизнеса составляет 20% (по данным Минэкономразвития, но верится в это с трудом), то в структуре инвестиций на их долю приходится только 11% и 6,7% основных фондов.

Второй аспект — это сокращение государственных барьеров и создание благоприятных условий, которые бы не мешали деятельности субъектов МСБ. Это поддержание курса рубля, отказ от повышения налогов, сборов и прочего оброка, которое сейчас государство стремится получить. Отказ от изменения законодательства, адаптация к которому требует от предпринимателей дополнительных затрат, зачастую уничтожающих рентабельность. Стоит только вспомнить новые требования к кассовым аппаратам. Негативно на МСБ влияют ежегодные проверки, которые съедают не менее 0,2% ВВП (по данным Института проблем правоприменения). С каждой проверки бизнес теряет 13,3% прибыли. Если официально, например, за два года было зарегистрировано 398 тысяч проверок, то по данным Генпрокуратуры их число составило около 4 млн. Особую тревогу вызывает и рэкет силовиков. Об этом говорил и президент во время обращения Федеральному собранию, об этом свидетельствуют и раскрытые коррупционные схемы.

Счетная палата, проводившая проверку государственной поддержки МСБ, пришла к выводу, что «вопреки всем недостаткам государственной поддержки малого и среднего предпринимательства, в данной сфере наметилась некоторая позитивная тенденция». Так уж повелось в России, что, когда нечего сказать о достигнутых результатах, когда все провалено, органы власти начинают вещать о позитивных тенденциях, новом тренде, который зачастую строят на данных одного месяца. Что касается малого и среднего бизнеса, то здесь готовность населения заняться своим делом в большинстве своем сталкивается с безнадежной государственной политикой, в который каждый норовит «отщипнуть кусочек» прибыли беззащитного малого и среднего бизнеса.


Источник: https://newsland.com/user/4297788347/content/kak-gosudarstvo-malyi-i-srednii-biznes-za-nos-vodit/5850618
Нравится
Не нравится
19:25
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рязанский топ сайтов, каталог сайтов Рязани